В Грузии всего 12 человек умерли от COVID-19

В Грузии всего 12 человек умерли от COVID-19

Эксперты называют Грузию примером успешного предотвращения распространения COVID-19 и смягчения его последствий – даже несмотря на то, что в стране недавно широко отметили Пасху. Рост новых случаев не превышает 1-6 человек в день. В чем секрет? Об этом Елена Вапничная спросила Сильвиу Доменте, представителя Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Грузии, сообщает ООН. 

СД: Действительно, на сегодняшний день ситуация стабильна. На данный момент мы имеем 7013 подтвержденных случаев и только 12 летальных исходов. Конечно, такая ситуация выглядит намного лучше по сравнению с другими странами в нашем регионе.

В чем секрет успеха? Есть много ключевых моментов, я бы сказал. Во-первых, власти Грузии очень серьезно отнеслись к эпидемии с самого начала, стали внедрять ряд активных мер по предупреждению завоза и распространения инфекции на самом начальном этапе. Во-вторых, другой очень важный момент – это комплексный подход. Ни одна из мер сама по себе не может предупредить распространение вируса. Зато комплексный подход может иметь успех. Этот подход состоит из раннего выявления – диагностики, которая производится вовремя, изолирования в случае инфицирования, комплексное лечение и, конечно, отслеживание всех контактов, карантин и т.д. 

Другой ключевой момент, который я бы отметил, — это очень хорошая координация. С самого начала был создан координационный совет под руководством премьер-министра, который заседал ежедневно, который принял очень конкретный план и отслеживал внедрение всех положений этого плана. Еще один важный момент – это хорошая коммуникация  и с населением, и с медицинскими работниками. Ведущая роль была отведена специалистам, экспертам в этой области. Поэтому население вовремя получало очень важную медицинскую информацию. Была открыта «горячая линия», организованы ежедневные пресс-брифинги, создан сайт по COVID-19 для общего доступа населения и т.д.

Вы упомянули церковь… Я хотел бы также отметить, что и в данном случае имел место постоянный открытый диалог с церковью и даже перед пасхальными праздниками премьер-министр лично встретился с патриархом Православной церкви, и эти вопросы постоянно обсуждались. Вы правы, пасхальные службы не были отменены, но они происходили в особом режиме, с определенными мерами предупреждения. В результате мы не отметили никакого резкого скачка новых случаев после пасхальных праздников.

ЕВ: А система здравоохранения была ли готова к такой ситуации? Хватало ли диагностических наборов, защитного оборудования и медиков? 

СД: Это очень важный вопрос. Действительно, ни одна система здравоохранения в мире не была готова к эпидемии такого масштаба. И, конечно, Грузия тоже не была готова. Но Грузия не стала ждать помощи извне. Очень активно правительство стало искать каналы для закупки тест-систем, для закупки средств индивидуальной защиты медицинских работников и даже выделило бюджетные ресурсы для этого. Конечно, велась работа и с донорами, и с международными организациями, включая Международную организацию здравоохранения, но в то же время руководство страны, правительство предпринимало меры, чтобы закупить эти средства по мере возможности или получить их из других стран. Это удалось. Поэтому Грузия одной из первых стран в регионе стала диагностировать COVID-19, имела возможность тестировать. Также очень хорошо была подготовлена система здравоохранения.   На данном этапе у нас в Грузии более четырех тысяч коек, предназначенных для больных с коронавирусом, из них более тысячи коек – в отделении интенсивной терапии. И в стране есть более 600 аппаратов искусственной вентиляции легких.

ЕВ: Власти Грузии объявили, что они начинают поэтапное смягчение довольно строгих ограничений и, более того, заявили, что начнут открывать страну, в том числе для иностранных туристов с 1 июля. Как Вы считаете, эти намерения уже оправданы? Пришло время для них? Готова ли Грузия к тому, что появится новый наплыв зараженных?

СД: Действительно, Грузия приняла такой план. Но это очень хорошо продуманный план, который предусматривает очень медленный поэтапный переход к новой реальности. Внедрение плана официально началось 27 апреля . Этот план предусматривает шесть этапов. Между этими этапами предусматриваются двухнедельные перерывы, во время которых проводится очень тщательная оценка ситуации для принятия решения о переходе к следующему этапу. То есть идет очень медленный, продуманный, поэтапный процесс – в соответствии, кстати, с рекомендациями ВОЗ.

На первом этапе, например, возобновляется движение личного транспорта, такси, услуги доставки на дом и работа сельскохозяйственных рынков. На втором этапе возобновляются строительные работы, автомойки, мастерские. Только на третьем этапе начинается открытие магазинов, ресторанов. И лишь в самом конце, на шестом этапе предусматривается открытие гостиниц, развлекательных центров, баров – того, что за собой поведет, конечно, и развитие туризма, о котором Вы говорите. Причем правительство отдает себе отчет в том, что на любом из этих этапов в зависимости от ситуации можно остановить процесс либо ускорить его.

На данный момент в стране еще действует чрезвычайное положение – до 22 мая и комендантский час с 9 вечера до 6 утра, несмотря на то, что этот план уже внедрен. Он внедряется при тщательном наблюдении за основными критериями. Во-первых, это эпидемиологическая ситуация: находится ли эпидемия под контролем? И пока мы видим, что находится. За прошедшие 24 часа (с 18 по 19 мая – прим. ред.) зарегистрирован только один новый случай заражения. 

Второе – готовность системы здравоохранения: готова ли она оказать комплексное полноценное лечение больным COVID-19, а также больным с другими заболеваниями, достаточно ли средств защиты для медицинских работников, и каков уровень инфицирования медицинских работников? Это тоже очень важный момент. Если, например, сейчас в среднем по Европе уровень инфицирования медиков — около 20 процентов, то здесь, в Грузии, по нашим подсчетам, это где-то только 11 процентов. Потому что они обеспечены средствами защиты, но также они прошли комплексный тренинг. И конечно, — активный эпиднадзор, для того чтобы выявить новые вспышки или новые завезенные случаи и быстро реагировать на них. 

ЕВ: Мы знаем, что во многих странах люди устали от карантина, от жестких ограничений. Как население Грузии реагировало на, действительно, очень жесткие меры?

СД: Здесь, в Грузии, мы как Всемирная организация здравоохранения в партнерстве с Детским фондом ООН оказываем содействие в проведении исследования именно восприятия населения и поведения населения в связи с COVID-19. У нас уже есть предварительные данные, я могу даже дать конкретные цифры. Во-первых, мы знаем, и это очень обнадеживает, что население Грузии очень хорошо проинформировано о COVID-19, потому что коммуникация была очень активной. Во-вторых, мы знаем, что более 90 процентов населения принимает профилактические меры, также более 90 процентов населения готовы продолжать эти меры даже после послабления. То есть население ведет себя очень ответственно. 

Также очень высок уровень доверия населения к основным государственным институтам – более 80 процентов доверяют клиникам, которые лечат больных с COVID-19, также высоко доверие к Национальному центру общественного здравоохранения и министерству здравоохранения, что очень важно. То есть видно, что государственные учреждения проделали очень хорошую работу. И как внешний наблюдатель здесь, в Грузии, я также должен отметить, что на протяжении последних четырех с половиной месяцев население проявило высокий уровень гражданской ответственности, солидарности и сплоченности. Это видно. 

 НАШ ГРАД

Добавить комментарий